Россия — Израиль. Одна кровь.

Россия – Иразиль. Одна кровь.

Автор текста – Краснов Александр.

 

 

Одиннадцать дней назад я впервые увидел землю обетованную, но поверьте — никогда её не забуду. Впечатлений множество и все они укладываются яркими разноцветными вспышками – секундами, когда перехватывает дыхание, вгрызающимися снопом искр под кожу, с тем, чтобы осесть навсегда где-то в потаённых уголках памяти. И появится – тогда, когда не ждёшь.

Я не буду подробно писать о ровных дорогах, больше напоминающих автобаны, коими исполосован весь Израиль, не исключая пустынь, о поистине колоссальном количестве прекрасных растений , покрывающих роскошным зелёным ковром всю страну, об удивительных вечерних видах, где Тель-Авив и Иерусалим мерцают причудливыми огнями где-то вдалеке – загадочно, прекрасно, маняще… Всё что вы увидите в этом тексте – скомканное, быть может слегка торопливое, но достаточно честное описание того, как я прочувствовал эту землю – небольшие заметочки, которые мне видится важным показать.

«Музей Катастрофы» — «Яд Вашем». Девятый день моего пребывания здесь. Ты заходишь в тёмное помещение и видишь – множество зеркал, ощущение складывается, будто попал в иную, другую, потустороннюю реальность. Сквозь тьму там ярко светят, как кажется – тысячи маленьких свечек и они уходят вдаль, так, что ты не можешь разглядеть, где кончается это необычное светопреставление. Каждые пять секунд — произносится имя, место рождения и возраст. И ты слышишь ровный, спокойный голос диктора: «Лея Ицкович. Три года. Хуст, Чехословакия». «Миша Гальперин. Один год. Курман-Кемельчи, СССР».  Это место – памятник детям, погибшим во время Холокоста.

И эта картина. Всего один кадр. Чёрно-белая плёнка. Фашистская мразь с ружьём, которая целится в женщину с ребёнком. Женщина, рыдая, прикрывает дитя, в отчаянной попытке сохранить ему жизнь, или хотя бы дать возможность прожить несколько других секунд на этой земле. Фашистская мразь держит руку на спусковом крючке. Мать с ребёнком отвернулись. Через секунду их не станет. Что, бонхеды, истинные вы арийцы, с кривыми носами и изнасилованным мозгом, будете «зиговать» сегодня на «Пушкинской»?

Израиль очень сильно чувствует связь с Россией. Да и шутка ли – среди восьми миллионов населения, полтора миллиона – русскоговорящие. Помню, когда мы сплавлялись по быстрым руслам реки Иордан на байдарках, люди из соседнего судёнышка спросили нас: «Вы откуда?» на английском. Я ответил что мы из России – и пара лодок начали, не сговариваясь петь: «Калинку-малинку». Или вот – когда к нам подошёл почтенных лет еврей в Иерусалиме с тем же вопросом, то получив ответ, он лукаво улыбнулся, сказал, что очень любит нашу страну и отдал честь от виска.

Мне больно смотреть на то, как в России относятся к евреям. Есть сотни нелепых поговорок с фигурирующим там словом – «жид», которые я цитировать не буду, потому-что они мерзки. Есть множество предрассудков, по отношению к этой нации. Но подумай – мало ли этот народ пережил во времена Второй Мировой войны? В жуткую эпоху. Просто представь,  что всех, кого ты знаешь и любишь – твоих друзей, твою семью – убивают только за то, что они отличаются. Что они иные. Другой нос, другой разрез глаз, немного разный с обычным цвет кожи. Изо дня в день, выжигают само упоминание о твоей национальности в истории – просто потому, что одному ублюдку низкого роста, чьи бледные губы обрамляют жиденькая полоска усиков, так захотелось. 26 миллионов убитых русских – и мы никогда не станет прежними. 6 миллионов убитых евреев – и жизнь народа навсегда изуродована. Страшно это говорить, но – пережитая катастрофа роднит нас. Делает близкими. Почти родными.

Когда наша группа познакомилась с еврейскими солдатами – я узнал много нового. Самая яркая история – от израильского офицера Дениса был о некоторых, если так можно выразиться «частностях» второй Ливанской войны. Так вот – это очень сложно себе представить у нас, но за троих убитых еврейских солдат – просто, чтобы тела отдали родным, и у людей появилась возможность приходить к кому-то на могилку, отдали несколько сотен террористов.

На еврейском военном кладбище всё по-особенному. Пока мы помним – мы живы и евреи это понимают особенно ясно, отчётливо, сильно. Среди рядов одинаково-ухоженных могилок, где покоятся убитые в многочисленных войнах каждый второй или третий – герой. И люди идут к ним, кладут камни («цветы вянут, камни – вечны»), чтобы выразить свою признательность. Признательность, за то, что земля обетованная есть. За всё время существования государства – у Израиля есть только три неизвестных солдата и, как говорят евреи – «это позор для всего народа».

Отдельно стоит упомянуть тель-авивский театр «Пожалуйста, прикоснитесь» — «На Лагаат». Весь обслуживающий персонал и актёры там – слепые, либо глухие люди. Чтобы показать, что ты хочешь кофе – делай круговые движения на тыльной стороне ладони. Кофе с молоком – дополнительно движения, будто доишь корову.

Главный актёр спектакля («Не хлебом единым») – слепоглухонемой мужчина. Представьте себе – он никогда ничего не видел и не слышал. Всё, что его окружают с момента рождения — абсолютное ничто. Громадная пустота. Он никогда не видел ярко-бордовых закатов, когда оранжевое солнце особенно красиво подсвечивает утухающее небо, он никогда не слышал «Зимние грёзы» Чайковского. То, как он воспринимает этот мир – прикосновения. «Я чувствую себя спокойно, только когда жму чью-то руку – только тогда мне не одиноко». Обучение таких людей – титанический, грандиозный труд, а уж научить такого человека играть в театре, к тому же столь талантливо – грандиозная по своей сложности задача. И тем не менее – он играл и говорил и сердце радовалось и рдело от восторга и ты понимал, что у тебя всё хорошо и нежность, тягучая, мягкая, обволакивающая нежность к этому сильному человеку, заполняла всё естество, душу. Когда зал хлопал – ассистент ритмично легонько касался рук героя. Когда был его выход на сцену – ассистент подавал сигнал. Ещё там была слепая бабушка, родом из России, блестяще игравшая нашу старинную песню «Синий Платочек» на электронном фортепьяно, а в конце мы попробовали хлеб – который пекли актёры во время представления и поверьте мне на слово, ничего вкуснее я не ел в своей жизни. После спектакля женская часть нашей группы, почти поголовно плакала.

 

…Я ехал в туристическом автобусе и глядел в глаза местным жителям. У каждого второго, читалось одно: «Не отдать и пяди. Наша земля. Родная». За шестьдесят с лишком лет существования Израиля — он пережил множество войн, но остался прежним. Может быть ,и нам есть чему поучиться у этих людей? В моей родной России, где каждый пятый молодой человек  живёт с железобетонно укоренившийся в подсознании мыслью: «Надо валить отсюда побыстрее», в стране – где Великое прошлое и неопределённое будущее, остаётся лишь надеяться, что в некоторых наших гражданах всё же проснётся гордость за державу. Что мы отчётливо, до боли в сердце поймём – в какой (!) стране проходит наша жизнь. И будем стараться сделать её лучше.

 

Давай начистоту, незримый мой читатель. Я не знаю о тебе почти ничего. Быть может ты – офисный клерк, за толстыми окулярами очков каждодневно прячущий робкий, затравленный взгляд, перебирающий бесконечные кипы макулатуры, считающий цифры, всё время работающий, в надежде продвинуться на ступеньку выше по карьерной лестнице. Возможно ты – двадцатилетней разгильдяй, «лето в три полоски», порванные в трёх местах hand-made кеды с британским флагом, нарисованным несмываемым маркером, регги в плеере и пламенный, горящий взгляд, всегда открыт к приключениям. Ты можешь быть любым. Добрым, или злым, мягкотелым, или твёрдым, у тебя может быть решительный характер, или наоборот. Я не знаю о тебе почти ничего, кроме одной вещи… В твоих, как и в моих жилах – течёт кровь настоящих Героев.

Тех Героев, что выстояли – став единой, гигантской, несокрушимой глыбой в боях при Сталинграде. Героев, что голодали, чтобы оставить родной Ленинград русской землёй. Героев, которые не отступали ни на шаг, которые с винтовкой в руках отстаивали не свое – а общечеловеческое право, право всей цивилизации, на существование. Для тех героев, которые считали лучшей участью – умереть страшно, безвестно, чем отдать хотя бы часточку родной любимой земли. Тех Героев, что прошли лагеря смерти Освенцима и Бухенвальда. Тех героев, что победили фашизм.

У русских и евреев – одна кровь. Если уж вам нужны такие веские доказательства – вы их получите прямо сейчас. Вспомните, когда в  последний раз вы резались на кухне острым ножом, или проверяли анализы на лейкоциты. Вспомнили? Какого цвета была ваша кровь? Красного ведь. И я вас могу уверить (уж поверьте мне на слово) – у евреев она точно такая же, алая. И раса у нас одна. Она называется – человек.

А Израиль – незабываем.

Источник: uenews.ru, ныне недоступен

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s